Большая Экономическая Библиотека    Книга "Деньги"    Золото вместо денег    Авторам и читателям    Контакты
научные статьи:   этнические потенициалы русских, украинцев, американцев и др. народов мира    теория проихождения росов и русов    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 



III
О первенстве чистого практического разума в его связи со спекулятивным

Под первенством одной из двух или более вещей, связанных разумом, я понимаю
преимущество одной из них быть первым определяющим основанием связи со
всеми остальными. В более узком, практическом смысле это означает
преимущество интереса одной, поскольку ей (которую нельзя ставить ниже
какой-либо другой) подчиняется интерес других. Каждой способности души
можно приписать интерес, т. е. принцип, содержащий в себе условие, при
котором только и может быть успешным применение этой способности. Разум как
способность [давать] принципы определяет интерес всех душевных сил, а также
и свой собственный интерес. Интерес его спекулятивного применения состоит в
познании объекта вплоть до высших априорных принципов; интерес
практического применения - в определении воли в отношении конечной и полной
цели. То, что требуется для возможности применения разума вообще, а именно
чтобы принципы и утверждения его не противоречили друг другу, не составляет
части его интереса; оно есть вообще условие обладания разумом; только
расширение [разума], а не просто соответствие [его] с самим собой мы
относим к его интересу.
Если практический разум может допускать и мыслить как данное только то, что
ему мог предложить спекулятивный разум сам по себе из своего усмотрения, то
первенство остается за спекулятивным разумом. Но если допустить, что
практический разум сам по себе имеет первоначальные априорные принципы, с
которым неразрывно связаны те или иные теоретические положения, и что эти
положения тем не менее недоступны какому бы то ни было возможному
усмотрению спекулятивного разума (хотя они и не должны были бы
противоречить ему), то вопрос состоит в том, какой интерес выше (а не в
том, какой должен уступить, так как один [из них] не необходимо
противоречит другому): должен ли спекулятивный разум, который ничего не
знает о том, что предлагает ему признать практический, принять эти
положения и попытаться соединить их, хотя они для него запредельны, с
своими понятиями как чуждое, привнесенное ему достояние, или же он вправе
упрямо преследовать только свой собственный, частный интерес и согласно
канонике Эпикура (1) отвергать как пустое умствование все, что не может
подтвердить свою объективную реальность очевидными, данными опытом
примерами, хотя бы оно и было тесно связано с интересом практического
(чистого) применения и само по себе не противоречило теоретическому, -
отвергать только потому, что оно на самом деле наносит ущерб интересу
спекулятивного разума, поскольку уничтожает те границы, которые этот разум
сам для себя поставил, и отдает его на милость всякой нелепости или безумия
исступления.
Действительно, такого предположения нельзя делать для спекулятивного
разума, если бы в основу был положен практический разум как обусловленный
патологически, т. е. если бы он управлял интересом склонностей,
руководствуясь одним лишь чувственным принципом счастья. Рай Магомета или
трогательное единение с божеством у теософов (2) и мистиков каждый на свой
лад, навязывали бы разуму свои бредни, и тогда было бы лучше совсем не
иметь разума, чем отдавать его на милость всяким мечтаниям. Но если чистый
разум сам по себе может быть практическим и действительно таков, как об
этом свидетельствует сознание морального закона, то это всегда один и тот
же разум, который, будь то в теоретическом или практическом отношении,
судит согласно априорным принципам; тогда ясно, что, хотя его способность в
теоретическом отношении недостаточна для того, чтобы устанавливать те или
иные положения, которые, впрочем, ему и не противоречат, он должен эти
положения, коль скоро они неразрывно связаны с практическим интересом
чистого разума, признать - правда, как чуждое ему предложение, созревшее не
на его почве, но тем не менее достаточно подтвержденное - и попытаться
сопоставить и соединить их со всем тем, что во власти его как
спекулятивного разума, но только помнить при этом, что хотя это не его
воззрения, но они расширяют его применение в каком-то другом, а именно в
практическом, отношении, что отнюдь не противоречит его интересу, который
состоит в ограничении спекулятивного безрассудства.
Следовательно, в соединении чистого спекулятивного разума с чистым
практическим в одно познание чистый практический разум обладает
первенством, если предположить, что это соединение не случайное и
произвольное, а основанное a priori на самом разуме, стало быть,
необходимое. В самом деле, без такой субординации возникло бы некоторое
противоречие разума с самим собой, так как если бы они были только
координированы, то чистый спекулятивный разум стремился бы плотно закрыть
свои собственные границы и не допускать в свою область ничего
принадлежащего практическому разуму, а чистый практический разум старался
бы для всего раздвинуть свои границы и там, где это диктовала бы его
потребность, включить теоретический разум в свои границы. Но нельзя
требовать от чистого практического разума, чтобы он подчинился
спекулятивному и, таким образом, переменил порядок, так как всякий интерес
в конце концов есть практический и даже интерес спекулятивного разума
обусловлен и приобретает полный смысл только в практическом применении.

IV
Бессмертие души как постулат чистого практического разума
Осуществление высшего блага в мире есть необходимый объект воли,
определяемый моральным законом. А в этой воле полное соответствие убеждений
с моральным законом есть первое условие высшего блага. Оно, следовательно,
должно быть так же возможным, как и его объект, так как содержится в той же
заповеди - содействовать этому благу. Полное же соответствие воли с
моральным законом есть святость - совершенство, недоступное ни одному
разумному существу в чувственно воспринимаемом мире ни в какой момент его
существования.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
научные статьи:   демократия и принципы Конституции в условиях перемен    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 понравится женщинам, а 4 и 6 понравится мужчинам    реальная дружба - это взаимопомощь   

А - П

П - Я