Большая Экономическая Библиотека    Книга "Деньги"    Золото вместо денег    Авторам и читателям    Контакты
научные статьи:   этнические потенициалы русских, украинцев, американцев и др. народов мира    теория проихождения росов и русов    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

здесь мы имеем первый и, быть может,
единственный случай, когда из априорных понятий можем определить отношение
познания (здесь познания чистого практического разума) к чувству
удовольствия или неудовольствия. Все склонности вместе (которые можно,
конечно, привести в приемлемую систему и удовлетворение которых называлось
бы тогда личным счастьем) создают эгоизм (solipsismus). А это или эгоизм
себялюбия, т. е. выше всего ставящего благоволение к самому себе
(philautia), или эгоизм самодовольства (arrogantia). Первое называется
самолюбием, второе - самомнением. Чистый практический разум сдерживает
самолюбие, ограничивая его как естественное чувство, действующее в нас еще
до морального закона, одним лишь условием: чтобы оно находилось в согласии
с этим законом; тогда оно может быть названо разумным себялюбием. Но
самомнение он вообще сокрушает, так как все притязания высокой самооценки,
которые предшествуют согласию с нравственным законом, ничтожны и
необоснованны именно потому, что достоверность убеждения, которое
соответствует этому закону, есть первое условие всякого достоинства
личности (как это мы вскоре объясним более отчетливо) , и до этого условия
всякие притязания ложны и противны закону. А стремление к высокой
самооценке принадлежит к тем склонностям, которые наносят ущерб моральному
закону, поскольку такая самооценка основывается на чувственности (2).
Следовательно, моральный закон сокрушает самомнение. Но так как этот закон
сам по себе есть нечто положительное, а именно форма интеллектуальной
причинности, т. е. свободы, то, ввиду того что он вопреки субъективной
противоположности, а именно склонностям в нас, ослабляет самомнение, он
вместе с тем есть предмет уважения, и так как он даже сокрушает это
самомнение, т. е. смиряет его, то он предмет величайшего уважения, стало
быть, и основа положительного чувства; это чувство не эмпирического
происхождения и познается a priori. Следовательно, уважение к моральному
закону есть чувство, которое возникает на интеллектуальной основе; это
чувство есть единственное, которое мы познаем совершенно а priori и
необходимость которого мы можем усмотреть.
В предыдущей главе мы видели, что все, что предлагается как объект воли до
морального закона, исключается из определяющих оснований воли под именем
без условно доброго посредством самого этого закона как высшего условия
практического разума и что только практическая форма, которая состоит в
пригодности максим в качестве всеобщего законодательства, впервые
определяет само по себе и безусловно доброе и основывает максиму чистой
воли, которая одна только добра во всех отношениях. Но наша природа как
природа принадлежащего к чувственно воспринимаемому миру существа такова,
что материя способности желания (предметы склонности, будь то надежды или
страха) навязывается нам прежде всего и наше патологически определяемое Я,
хотя оно из-за своих максим совершенно непригодно в качестве всеобщего
законодательства, тем не менее, как если бы оно составляло все наше Я,
стремится наперед предъявлять свои притязания в качестве первых и
первоначальных. Это стремление делать себя самого по субъективным
основаниям определения своего произвольного выбора объективным определением
воли вообще можно назвать себялюбием, которое, если оно делает себя
законодательствующим себялюбием и безусловным практическим принципом, можно
назвать самомнением. Моральный закон, который один только по-настоящему (а
именно во всех отношениях) объективен, совершенно исключает влияние
себялюбия на высший практический принцип и бесконечно уменьшает самомнение,
которое предписывает субъективные условия себялюбия как законы. А то, что
уменьшает наше самомнение в нашем собственном суждении, смиряет.
Следовательно, моральный закон неизбежно смиряет каждого человека,
сопоставляющего с этим законом чувственные влечения своей природы. То,
представление о чем как определяющем основании нашей воли смиряет нас в
нашем самосознании, само по себе будит чувство уважения к себе, поскольку
оно положительно и есть определяющее основание. Следовательно, моральный
закон и субъективно есть основа уважения. А так как все, что встречается в
себялюбии, принадлежит к склонности, а всякая склонность основывается на
чувствах, стало быть, то, что ограничивает в себялюбии все склонности
вместе, именно поэтому необходимо влияет на чувство, - то мы понимаем,
каким образом возможно a priori знать, что моральный закон, лишая
склонности и стремление делать их высшим практическим условием, т. е.
себялюбие, всякого доступа к высшему законодательству, может оказывать на
чувство воздействие, которое, с одной стороны, негативно, а с другой -
именно в отношении ограничивающей основы чистого практического разума -
положительно; и для этого нет надобности признавать какой-либо особый вид
чувства под именем практического или морального как предшествующего
моральному закону и лежащего в его основе.
Негативное воздействие на чувство (на чувство неприятного), так же как
всякое влияние на него и как всякое чувство вообще, патологично. Хотя как
воздействие сознания морального закона, следовательно, по отношению к
некоторой умопостигаемой причине, а именно к субъекту чистого практического
разума как к высшему законодателю, это чувство разумного субъекта,
побуждаемого склонностями, и называется смирением (интеллектуальным
презрением) , но по отношению к положительному основанию его, к закону,
называется вместе с тем и уважением к закону, для которого не существует
никакого чувства; в суждении разума, так как этот закон устраняет
противодействие, устранение какого-нибудь препятствия ценится одинаково с
положительным содействием причинности. Вот почему это чувство можно назвать
и чувством уважения к моральному закону, а по той и другой причине -
моральным чувством.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
научные статьи:   демократия и принципы Конституции в условиях перемен    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 понравится женщинам, а 4 и 6 понравится мужчинам    реальная дружба - это взаимопомощь   

А - П

П - Я