Большая Экономическая Библиотека    Книга "Деньги"    Золото вместо денег    Авторам и читателям    Контакты
научные статьи:   этнические потенициалы русских, украинцев, американцев и др. народов мира    теория проихождения росов и русов    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

таким образом, разуму, идеи которого всегда
были запредельны, когда он хотел действовать спекулятивно, моральный закон
впервые в состоянии дать объективную, хотя только практическую, реальность
и превращает его трансцендентное применение в имманентное (быть
действующими причинами в сфере опыта посредством самих идей).
Определение причинности существ в чувственно воспринимаемом мире, как
таковом, никогда не может быть необусловленным; и все же ко всякому ряду
условий необходимо придать нечто необусловленное, стало быть, и
причинность, полностью определяющую себя сама собой. Поэтому идея свободы
как способности абсолютной спонтанности была не потребностью, а
аналитическим основоположением чистого спекулятивного разума, если речь
идет о возможности такой свободы. Но так как безусловно невозможно дать в
соответствии с этой идеей пример в каком-нибудь опыте, ибо среди причин
вещей как явлений нельзя найти такое определение причинности, которое было
бы необусловленным, то мы могли защищать лишь мысль о свободно действующей
причине, прилагая ее к существу в чувственно воспринимаемом мире, поскольку
это существо, с другой стороны, рассматривается как ноумен; мы показали,
что нет никакого противоречия в том, чтобы рассматривать все его действия,
поскольку они явления, как физически обусловленные, и в то же время
причинность его, поскольку действующее существо есть существо,
принадлежащее к умопостигаемому миру, рассматривать как физически
необусловленную и таким образом понятие свободы делать регулятивным
принципом разума, чем я, хотя вовсе не познаю предмета, которому
приписывается такая причинность, все же устраняю препятствие, так как, с
одной стороны, в объяснении происходящих в мире событий, стало быть также в
объяснении поступков разумных существ, воздаю должное механизму
естественной необходимости - восходить до бесконечности от обусловленного к
условию, а с другой стороны, оставляю спекулятивному разуму не занятым
пустое для него место, а именно умопостигаемое, чтобы перенести туда
необусловленное. Но я не мог реализовать эту мысль, т. е. превратить ее в
познание действующего таким образом существа, хотя бы только по его
возможности. Чистый практический разум заполняет теперь это пустое место
определенным законом причинности в умопостигаемом мире (через свободу), а
именно моральным законом; хотя от этого спекулятивному разуму
проницательности не прибавляется, но зато приобретает больше достоверности
его проблематическое понятие свободы, которому здесь дается объективная и
хотя только практическая, но несомненная реальность. Даже понятие
причинности, применение, а стало быть, и значение которого имеет место,
собственно, только по отношению к явлениям, чтобы соединить их в опыт (как
это доказывает критика чистого разума), спекулятивный разум расширяет не
так, чтобы распространить его применение за указанные пределы. В самом
деле, если бы он рассчитывал на это, то он должен был бы показать, каким
образом логическое отношение основания и следствия может быть синтетически
применено не при чувственном, а при другом виде созерцания, т. е. как
возможна causa nou-nenon; это он не может сделать, но этого он, как
практический разум, и не принимает во внимание, так как полагает только
определяющее основание причинности человека как принадлежащего к чувственно
воспринимаемому миру существа (которое дано) в чистом разуме (который
поэтому называется практическим) и, следовательно, понятием самой причины,
от применения которого к объектам для теоретического познания здесь можно
совершенно отвлечься (ибо это понятие всегда встречается a priori в
рассудке и не зависит ни от какого созерцания), пользуется не для того,
чтобы познавать предметы, а для того, чтобы определять причинность в
отношении этих предметов вообще, стало быть, исключительно только в
практическом отношении; поэтому он определяющее основание если может
перенести в умопостигаемый порядок вещей, охотно признавая в то же время,
что совершенно не понимает, какое назначение могло бы иметь понятие причины
для познания таких вещей. Причинность в отношении актов воли в чувственно
воспринимаемом мире он, несомненно, должен познавать определенным образом,
так как иначе практический разум действительно не мог бы произвести
никакого действия. Но понятие, которое он составляет о своей собственной
причинности как ноумен, ему незачем определять теоретически для познания
его сверхчувственного существования и постольку, следовательно, давать ему
какой-то смысл. Ведь значение оно получает и помимо этого, хотя только для
практического примененгя, а именно посредством морального закона.
Рассматриваемое теоретически оно всегда остается чистым, a priori данным
рассудочным понятием которое приложимо к предметам, как бы они ни были даны
- чувственно или нечувственно; впрочем, в последнем случае оно не имеет
определенного теоретического значения и приложения, а есть только
формальная, но тем не менее существенная мысль рассудка об объекте вообще.
Значение, которое дает ему разум посредством морального закона,
исключительно практическое, так как именно идея закона причинности (воли)
сама имеет причинность или служит определяющим основанием этой причинности.

II
О ПРАВЕ ЧИСТОГО РАЗУМА В ПРАКТИЧЕСКОМ ПРИМЕНЕНИИ НА ТАКОЕ РАСШИРЕНИЕ,
КОТОРОЕ САМО ПО СЕБЕ НЕВОЗМОЖНО ДЛЯ НЕГО В СПЕКУЛЯТИВНОМ ПРИМЕНЕНИИ

В моральном принципе мы установили закон причинности, который ставит
определяющее основание причинности выше всех условий чувственно
воспринимаемого мира, а волю, поскольку она определима как принадлежащая к
умопостигаемому миру, стало быть субъект этой воли (человека), мы не только
мыслили как принадлежащую к чистому умопостигаемому миру, хотя в этом
отношении нам и неизвестную (как это могло быть, согласно критике чистого
спекулятивного разума), но и определили ее в отношении ее причинности
посредством закона, который не может быть причислен ни к одному из
естественных законов чувственно воспринимаемого мира;
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
научные статьи:   демократия и принципы Конституции в условиях перемен    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 понравится женщинам, а 4 и 6 понравится мужчинам    реальная дружба - это взаимопомощь   

А - П

П - Я