Большая Экономическая Библиотека    Книга "Деньги"    Золото вместо денег    Авторам и читателям    Контакты
научные статьи:   этнические потенициалы русских, украинцев, американцев и др. народов мира    теория проихождения росов и русов    циклы и пути национализма, патриотизма и сепаратизма    государственные идеологии России, Украины, ЕС и США   
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Но эта
независимость есть свобода в негативном смысле, а собственное
законодательство чистого и, как чистого, практического разума есть свобода
в положительном смысле. Следовательно, моральный закон выражает не что
иное, как автономию чистого практического разума, т. е. свободы, и эта
свобода сама есть формальное условие всех максим, только при котором и
могут они быть согласны с высшим практическим законом. Если поэтому материя
воления, которая не может быть не чем иным, как только объектом желания,
связываемого с законам, входит в практический закон как условие его
возможности, то возникает гетерономия произвольного выбора, а именно
зависимость от закона природы, предписывающего следовать какому-нибудь
побуждению или склонности; тогда водя не устанавливает себе закона, а дает
себе только предписание для разумного следования патологическим законам; но
максима, которая таким образом никогда не может содержать в себе
всеобще-законодательной формы, не только не устанавливает обязательности, а
сама противостоит принципу чистого практического разума, а тем самым и
нравственному образу мыслей, хотя бы поступок, вытекающий отсюда, и был
законосообразным.

Примечание I
Никогда, следовательно, нельзя причислить к практическому закону
практическое предписание, которое содержит в себе материальное (стало быть,
эмпирическое) условие. В самом деле, закон чистой свободной воли полагает
эту волю совершенно в другой сфере, чем эмпирическая сфера, и
необходимость, которую он выражает, так как она не должна быть естественной
необходимостью, может, следовательно, состоять только в формальных условиях
возможности закона вообще. Всякая материя практических правил всегда
основывается на субъективных условиях, которые не придают ей никакой
всеобщности для разумных существ, кроме обусловленной (в случае если я
желаю того или другого, как я должен тогда поступать, чтобы сделать это
действительным), и во всех этих правилах главное - принцип личного счастья.
Бесспорно, конечно, что всякое ведение должно иметь и предмет, стало быть
материю; но эта материя не есть еще поэтому определяющее основание и
условие максимы; если бы это было так, то максима не могла бы быть выражена
во всеобщей законодательной форме, так как тоща определяющей причиной
произвольного выбора было бы ожидание существования предмета и в основу
воления следовало бы полагать зависимость способности желания от
существования какой-нибудь вещи, а эту зависимость можно искать только в
эмпирических условиях, и поэтому она никогда не может служить основанием
для необходимого и всеобщего правила. Так, счастье чужих существ могло бы
быть объектом воли разумного существа. Но если бы это счастье было
определяющим основанием максимы, то следовало бы предположить, что в
благополучии других мы находим не только естественное удовольствие, но Ѕ
потребность, как к тому приводит у людей симпатия (sympathetische
Sinnesart). Но такой потребности я не могу предполагать у каждого разумного
существа (у бога ее вовсе нет). Следовательно, хотя материя максимы и может
оставаться, но она не должна быть ее условием, иначе такая максима не
годится для закона. Следовательно, одна лишь форма закона, который
ограничивает материно, вместе с тем должна быть и основой для того, чтобы
Присовокупить эту материю к воле, но не предполагать ее. Материей,
например, будет мое личное счастье. Если я счастье признаю за каждым (как
это и на самом деле я могу сделать для конечного существа), оно тогда может
стать объективным практическим законом, когда я включаю в него и счастье
других. Следовательно, закон, предписывающий содействовать счастью других,
возникает не из предположения, что это есть объект для произвольного выбора
каждого, а только из того, что форма всеобщности, которой требует разум как
условия для того, чтобы максиме себялюбия придать объективную значимость
закона, становится определяющим основанием воли; следовательно, объект
(счастье других) не был определяющим основанием чистой воли; исключительно
лишь формой закона я ограничиваю свою максиму, основанную на склонности,
чтобы придать ей всеобщность закона и таким образом сообразовать ее с
чистым практическим разумам; лишь из этого ограничения, а не из прибавления
какой-либо внешней побудительной причины и могло возникнуть понятие
обязательности - распространить максиму моего себялюбия и на счастье
других.

Примечание II
Будет прямой противоположностью принципу нравственности, если определяющим
основанием воли сделают принцип личного счастья, к которому, как я показал
выше, надо причислить вообще все, что полагает определяющее основание,
которое должно служить законом, в чем-нибудь ином, а не в законодательной
форме максимы. Это противоречие, однако, не только логическое в отличие от
противоречия между эмпирически обусловленными правилами, которые кое-кто
хотел возвести в степень необходимых принципов познания, но и практическое,
и, если бы голос разума по отношению к воле не был столь четким, столь
незаглушимым и столь внятным даже для самого простого человека, оно могло
бы совершенно погубить нравственность; так что оно может сохраняться только
в сбивающих с толку спекуляциях школ, которые достаточно дерзки, чтобы не
внимать этому небесному голосу, лишь бы сохранить теорию, над которой не
надо ломать себе голову.
Если вообще любимый тобой близкий друг вздумает оправдываться перед тобой
по поводу данного им ложного показания, ссылаясь прежде всего на священный,
по его словам, долг личного счастья, а затем перечислять выгоды, какие он
благодаря этому получил, и будет хвалиться, что поступил умно,
позаботившись обезопасить себя от всех улик, даже со стороны тебя, которому
он открывает эту тайну только для того, чтобы он в любое время мог отрицать
это, а потом с полной серьезностью станет утверждать, будто он исполнил
истинный долг человека, - то ты или рассмеешься ему в лицо, или с
отвращением отвернешься от него, хотя бы ты решительно ничего не мог
возразить против таких действий, когда кто-то строил свои основоположения
только на собственной выгоде.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64
научные статьи:   демократия и принципы Конституции в условиях перемен    чему должна учить школа    принципы для улучшения брака: 1 и 3 понравится женщинам, а 4 и 6 понравится мужчинам    реальная дружба - это взаимопомощь   

А - П

П - Я