Большая Экономическая Библиотека     Авторам и читателям    Контакты
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Ваше высочество, война! Мрачнаусы захватили в плен все посланные вами отряды.
Мартын протёр глаза: кровать с балдахином, военный министр с пышными седыми усами… Он тихонько ущипнул себя и тут же ойкнул. Если это сон, то почему ему больно.
Он вскочил на ноги.
– А ещё… ещё есть у нас солдаты?
– Так точно.
– Пошлите отряды, остановите мрачнаусов.
– Солдаты ждут вашего приказа, ваше высочество.
– Отправляйте их, а мне ответьте: откуда наступает противник?
– Мрачнаусы идут по всем четырём дорогам, ведущим к замку. По дороге Печали и дороге Радости, по дороге Силы и дороге Слабости. Полчища мрачнаусов несметны.
– В бой!
Военный министр вышел, гремя шпорами.
Наскоро одевшись, Мартын подошёл к окну. Сотни солдат расходились от замка. Они шли молча, как будто понимая, что идут не просто в бой, но и на верную гибель. И Мартын ничем не мог сейчас им помочь.
Военный министр вернулся, неся что-то впереди себя.
– Ваш меч, ваше, высочество, – он протянул Мартыну ярко сверкающий клинок. – Время настало, – добавил он.
– Но я… – начал было Мартын, беря в руки холодный металл. – Мне нужен кто-то, кто дал бы мне уроки.
– Неужели вы забыли наши уроки, ваше величество? – удивлённо произнёс военный министр.
Когда Мартын это услышал, он вдруг явственно вспомнил, как его учили фехтованию. Вспомнил полянку среди берёз, где он дрался, учась побеждать. И руки его вспомнили то, о чём забыла голова. Мартын несколько раз рассек мечом воздух, с каждым разом чувствуя себя всё уверенней. Даже старинную вязь на клинке вспомнил. Он вспомнил всё и повернул к министру радостное лицо. Но печаль на лице министра заставила угаснуть его радость. Он понял, что надо действовать.
– Мы должны ехать, – сказал ему Мартын. – Сейчас же!
И пошел следом за военным министром, краем глаза рассматривая лестницы, залы, доспехи рыцарей, которые встречались на пути. Стража замирала в почтении, когда они проходили мимо.
VII
Они вскочили на лошадей, и Мартын с удивлением почувствовал, что без боязни сидит в седле и не отстаёт от военного министра ни на шаг. Следом за ними двинулся небольшой отряд охраны.
Вскоре Мартын с военным министром въехали на пригорок, и перед ними развернулась вся картина битвы. Мрачнаусы шли отрядами. И солдаты Мартына никак не могли их остановить. Труба звала вперёд, но волны мрачнаусов отбрасывали и теснили их, захватывая инициативу.
Мартын заметил, что мечи его солдат ломались, не выдерживая схватки. И безоружные солдаты легко становились пленниками мрачнаусов.
– Что это?! – закричал Мартын. – Почему их мечи так слабы?
– Я боюсь об этом даже подумать, – уклончиво ответил министр.
– Я требую ответа, – нахмурил брови Мартын.
– Мы заменили наши старые мечи самыми новыми, выкованными по приказу господина канцлера.
– Проклятье! Из чего же эти новые мечи?
– Господин канцлер приказал выковать для наших воинов стеклянные мечи.
– Это измена! – вскочил на коня Мартын. – Найти и привести ко мне канцлера.
Они поскакали во дворец. По дороге Мартын спросил:
– А где же ваши старые мечи?
– Они в оружейном арсенале. В башне. Но ключ от арсенала у господина канцлера.
– Взломать замок и выдать оставшимся солдатам настоящие мечи.
Прискакав к башне, Мартын приказал открыть её двери. Солдаты, выполнив этот приказ, отступили в сторону.
Ворвавшись внутрь, они с военным министром не увидели там ни одного меча. Только паутина да летучие мыши.
– Найти канцлера! – вновь закричал Мартын.
Но его солдаты вернулись ни с чем. Канцлер бесследно исчез.
Глянув на свой обречённый дворец, Мартын задумался. Солдат для обороны оставалось слишком мало.
VIII
Мрачнаусы уже чувствовали близость победы. Их серые плащи все приближались. Военный министр с небольшой группой солдат отправился перекрыть одну дорогу. Мартын со своей горсткой воинов – другую.
Вскоре впереди показались мрачнаусы.
– Подпустим их поближе, а потом ударим! – шёпотом приказал Мартын. Так и сделали.
Не ожидавшие нападения мрачнаусы разбежались в панике. И Мартын смог двинуться дальше. Но когда из-за поворота показалась целая армия мрачнаусов, он понял, что остановить её не сможет, и пожалел своих солдат.
Отпустив их, он сошёл с дороги и спрятался поблизости. Он видел всех, его же не видел никто. Тысячи сапог громыхали мимо. Мрачнаусы шли праздновать победу.
– Мрачнаусы – это сила! – кричали первые ряды.
– Мрачнаусы – это серость! – кричали вторые.
– Серость – это сила! – орали во всю глотку первые и вторые, двигаясь мимо Мартына.
В своих мышиных шапках они больше походили на мышей, чем на людей. Они шли и шли, и не было этому серому потоку конца.
Мартын поскакал прочь, не зная, что по его следам уже пошли мрачнаусы-ищейки, вынюхивая и вслушиваясь.
Увлёкшись, Мартын даже не заметил, как переступил границу своей страны и очутился в королевстве Трефонии. Только потом он обнаружил, что домики здесь были немножко другими и другие цветы выращивали жители на своих клумбах.
Тут и было бы его спасение. Но когда он подъезжал к замку королевы, длинные верёвки взвились в воздух, обвили его и сбросили на землю.
Шпионы-мрачнаусы настигли его на чужой территории.
– Мы выполнили приказ Учнауса Первого, нашего короля, – самодовольно заулыбался один из них.
– Их серейшество будет доволен, – добавил второй.
– Их серейшество наверняка наградит нас орденом Хвоста первой степени, – мечтательно протянул третий, связывая руки Мартыну.
И Мартына отвели во дворец королевы Трефонии, заперев в самом глубоком подземелье.
– На троне Трефонии – королева, – поучал его командир мрачнаусов. – Но правят здесь три рыцаря великого серого воинства. Помни об этом, если хочешь ещё немного пожить!
Они бросили его на пол темницы и ушли.
IX
Через некоторое время двери распахнулись и на пороге выросли три фигуры. На головах у них были не привычные мышиные головы, а шлемы с двумя рожками. Смотрели они надменно, говорили возмущённо:
– Ты осмелился ослушаться нашего короля Учнауса Первого! Уже за это тебя ждёт смерть. Ты будешь казнён, если на то будет воля короля.
Мартын вздрогнул. Когда свет фонарей упал на лица рыцарей, он узнал в них своих одноклассников Баранов. Они важно расхаживали перед ним, держа руки на рукоятках мечей.
– Встать! – закричал вдруг один. – Когда с тобой говорят рыцари серейшества, ты должен стоять!
И поскольку Мартын не спешил выполнить приказ, к нему подскочили стражники и заставили подняться.
– Мы доставим тебя на территорию нашей империи и там казним. Радуйся, что сейчас мы не у себя дома.
Ржавая дверь со скрипом закрылась за ними. В камеру не пробивался ни один лучик света. В сплошной темноте сами собой закрывались глаза.
Мартын был пленником, но это не значит, что он сдался. Пусть не надеются!
X
Мартын с трудом проснулся. Глаза слипались. Сон не принёс отдыха. Голова болела. Он еле добрался до школы. И, конечно, опоздал. Хорошо, что тётя Маша не погнала его в класс, а разрешила пересидеть в гардеробе. Она гладила свою кошку и слушала радио, которое сообщало ей время. Когда наступал конец урока, тётя Маша сверялась с часами и шла звонить. Мартын решил идти на второй урок. Когда Мартын вошёл в класс, все вокруг смолкли. Он положил портфель на парту, непонимающе поглядев по сторонам.
– Ты должен извиниться перед нами, – вдруг выступил вперёд один из Баранов.
– Это ещё почему?
– Ты опоздал!
– Ну и что?
– А то, что извиняйся или сейчас заработаешь! – На помощь меньшему Барану подошёл большой.
– Ни за что. – Мартына обозлило, что именно они засадили его в темницу и грозились убить.
Баран бросился вперёд, и они покатились по полу. Прозвенел звонок, но никто его не услышал.
И вдруг над ними раздался злой голос:
– Это ещё что такое!
Мартын встал, поднимая с пола оторванные пуговицы.
– Вон из класса!
Мартын вышел, не произнеся ни слова. За Барана же братья стали изо всех сил просить, крича, что Мартын сам набросился на него. И никто не вступился за Мартына, не сказал, что это ложь. И Баран остался в классе.
Так Мартын просидел и следующий урок у тётя Маши. Она дала ему иголку с ниткой, и он пришил оторванные пуговицы. Хорошо, что успел их собрать. А когда тётя Маша вышла, он успел даже тайком всплакнуть от незаслуженной обиды.
Тётя Маша принесла ему стакан компота из столовой, и Мартын глядел на неё преданными, благодарными глазами.
Он мечтал о том, чтобы поскорее наступило время сна. И согласен был даже отправиться в темницу, но только не оставаться тут.
После уроков, выходя из школы, он столкнулся с одним из Баранов.
– Смотри, Мартын, – многозначительно произнёс тот. – Ты неправильно себя ведёшь. Не сносить тебе головы.
– Что-что?! – закричал Мартын не своим голосом. – Ты хочешь сказать, что посадил меня в темницу! Договаривай до конца!
– Я всё сказал, – выпалил в ответ Баран, глаза которого наливались кровью, словно он готов был взорваться.
– Ты боишься сказать правду! Ты трус! Трус! – закричал Мартын.
– Ну ты! – вскипел Баран и поднёс к носу Мартына кулак. Но тут же отдёрнул его, глянув куда-то вверх. И отошёл, лицо его было покрыто красными пятнами от не нашедшей выхода злости.
Мартын тоже поднял голову, но в окне учительской никого не было видно, только слегка шевелилась занавеска. Неужели и здесь между ними есть какая-то связь?
Он поспешил домой, чтобы поскорее выяснить всю правду. Узнать её он мог только там, где все его враги действовали не таясь. Здесь, в этом мире, своё зло им следовало маскировать, прикрывать чем-то другим; там же, где над ними никого не было, они проявляли его открыто. Именно там он может задать им этот вопрос, и пусть попробуют ответить. Хоть он в темнице, но он всё равно остаётся свободным человеком. Не решётки на окнах определяют твою свободу. Можно жить без них, но чувствовать себя хуже заключённого.
XI
Мартын проснулся в кромешной тьме. Где-то капала вода. Эти медленно падающие капли вернули его к действительности. Он вновь оказался в подземелье, так что не надо искать выключатель настольной лампы. Её тут нет. Он вспомнил, как его схватили, как притащили сюда, бросив на кучу соломы.
Мартын вскочил на ноги и подошёл к двери. Он ощупал каждый её уголок, каждый выступ, надеясь обнаружить хоть что-то, что помогло бы ему выбраться отсюда. Но безуспешно. Темницы строятся не для того, чтобы из них выходили. Здесь томятся долгие месяцы и годы.
Он вернулся на солому. Вода капала и капала. Он пошёл на звук, чтобы собрать хоть немного для питья. Это оказалось очень трудным делом. Капли падали редко, оставляя на губах едва ощутимую влагу.
Голова шла кругом. Его страну грабят! Нельзя сидеть сложа руки. И Мартын вновь бросился к двери. И заколотил в неё изо всех сил. Но никто не откликнулся. Видно, он был единственным пленником в этой темнице.
Внезапно Мартын услышал странные звуки за стеной. Прислушался. И в ту же минуту камеру прорезал луч. Мартын закрылся от него рукой, так как глаза успели отвыкнуть от света. Когда же открыл их, увидел в проёме стены старика в фартуке. За ним стояла высокая женщина в длинном платье со шлейфом. На голове у неё была корона.
«Королева, – пронеслось в мыслях у Мартына. – Королева Трефонии».
– Ваше величество, – обратился к ней мужчина, отступая в сторону, – вот этот пленник.
Он поднял над головой фонарь, и королева вошла в камеру.
Мартын вскочил и прижался к стене. Королева осмотрелась вокруг.
– Принц, я пришла освободить вас. Моё сердце не выдержит такого позора. Хотя мой замок и захватили три серых рыцаря, однако это мой замок, а у меня не может быть пленников.
Глядя на неё, Мартын постепенно вспоминал, на кого похожа эта королева, – это же тетя Маша из их школы. Неужели и она заколдована?
Королева же продолжала:
– Мой садовник отведёт вас к выходу из замка через потайной ход, о существовании которого ничего не знают рыцари. Они захватили замок, но не меня. Идите за моим садовником и не беспокойтесь. Рыцари сейчас далеко отсюда. Они уехали к своему повелителю Учнаусу. И везут ему ваш меч.
– Мой меч? – переспросил Мартын. Он вдруг вспомнил, как захватившие его переговаривались, тот ли это меч, который должен быть у принца.
– Да, ваш меч. Вы неосмотрительно уступили его врагу. Разве вы забыли, что именно он должен был принести победу вашему народу?
– Как победу?
– Разве вам не говорили, что его надо беречь как зеницу ока? Это меч вашего народа, и только с его помощью можно добыть победу.
– Но на меня напали внезапно, – стал оправдываться Мартын. – И почему же меч не помог мне?
– Ещё не пришло его время. Меч может отдать всю свою силу только тогда, когда накопит её.
– Я верну свой меч, – решительно сказал Мартын.
– Так и должно быть. Так написано в старых книгах. Серость не может победить. А сейчас идите. И добудьте победу своему народу. Мартын вышел вслед за садовником. Они долго шли длинными переходами, пока не выбрались наружу. Здесь Мартына ждала оседланная лошадь. На попоне, которой она была накрыта, Мартын увидел странный герб: кошка на фоне замка.
– Что это? – спросил он.
– Это герб нашей королевы, – ответил садовник и поклонился.
Мартын прикрепил к поясу новый меч, который ему передал садовник, и пришпорил коня. Ему следовало убраться подальше, пока серые рыцари его не хватились.
XII
Через несколько часов Мартын и вовсе забыл о своем пленении. Лошадь легко несла его вперёд. Только судьба меча волновала Мартына. Куда и зачем его увезли? Как сможет он получить меч обратно?
Пару раз он натыкался на отряды мрачнаусов, но вовремя успевал спрятаться. Поскольку мрачнаусы не встречали сопротивления, они двигались со страшным шумом. Бродили по дорогам, горланя свои лозунги: «Серость – это сила», «Кто не серый, тот против нас», «Скоро всё будет серым». И везде были видны их тупые лица, которые оживлялись только тогда, когда раздавался очередной приказ командира.
Мартын задумался и поехал медленнее. Внезапно на него прыгнул кто-то сверху и свалил с коня. Конь заржал, попытался ускакать, но тоже был остановлен умелой рукой. Мартына окружили незнакомцы, руки его уже были связаны сзади. Он не ждал ничего хорошего.
Мартын напряжённо всматривался в их лица, которые внезапно просветлели.
– Да это же наш принц!
Этот выкрик одного из солдат вывел всех из оцепенения. Мальчика освободили. Как оказалось, солдаты эти не сдались, избежали пленения и теперь небольшой группкой продолжали бороться с врагами. Они сражались за победу над серостью, и Мартын не имел права сказать, что у него нет волшебного меча, – ведь они все так мечтали о победе.
– Нет ли среди вас моего военного министра? Жив ли он? – спросил Мартын. И услышал в ответ, что, по слухам, военный министр жив и тоже руководит такими вот лесными солдатами.
– Мне нужно узнать, где сейчас три серых рыцаря, – сказал Мартын. Он надеялся таким образом установить местонахождение своего меча. И они отправились на большую дорогу, чтобы взять «языка».
На дороге они пропустили две большие колонны серых солдат, из-за многочисленности которых в схватку вступать не имело смысла.
– Серый серого видит издалека! – орали они. – Серый не думает, серый воюет!
И снова их любимое:
– Серость – это сила! Серость вскоре завоюет весь мир!
Когда же на дороге показались двое всадников, солдаты приготовились к броску. Через минуту засвистели верёвки, врагов быстро увели в глубь леса, а у отряда стало на две лошади больше.
Как выяснилось, серые рыцари были сейчас в замке Мартына. Там они ждали приезда Учнауса Первого. Солдаты разложили на земле карту, которую достал из-за пазухи серый солдат. Она была отпечатана в императорской типографии, и все страны на ней были выкрашены серой краской. Все это называлось империей их серейшества Учнауса Первого.
Мартын находил места, где он успел побывать. Вот его замок. Вот замок королевы Трефонии. А между ними развалины заброшенного замка. Теперь все это собирался захватить Учнаус. И не только собирался: он почти осуществил свой план.
1 2 3 4

А - П

П - Я