Большая Экономическая Библиотека     Авторам и читателям    Контакты
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Константинов Андрей Дмитриевич

Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле»


 

Тут выложен учебник Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» , который написал Константинов Андрей Дмитриевич.

Данная книга Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» относится к экономике и предназначена для обучения деньгам и денежным отношениям.

Книгу-учебник Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» - Константинов Андрей Дмитриевич можно читать онлайн или скачать бесплатно здесь, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с экономической книгой Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле»: 40.2 KB

Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» - Константинов Андрей Дмитриевич - скачать бесплатно книгу



Агентство "Золотая Пуля" — 2 - 8

: Олег-FIXX ( fixx10x@yandex.ru )
«Агентство 'Золотая Пуля' — 2»: Нева, Олма-Пресс; СПб, Москва; 2001
ISBN 5-7654-1081-2, 5-224-01804-8
Аннотация
Верить «Золотой пуле» в каждом конкретном случае необязательно, но к атмосфере, излучаемой и воссоздаваемой журналистами, переквалифицировавшимися в писателей, надо отнестись с доверием. Именно этим воздухом мы, к сожалению, и дышим.
Андрей Константинов
Дело о «Белой стреле»

Рассказывает Анна Соболина
Соболина Анна Владимировна, 25 лет, сотрудник архивно-аналитического отдела.
Замужем. Муж — начальник репортерского отдела Соболин В. А.
Исполнительна, неконфликтна, но малоинициативна. Перспективы служебного роста — минимальны.
В прошлом году у Соболиной был похищен сын — Соболин А. В. В результате проведенных оперативно-розыскных мероприятий ребенка удалось вернуть родителям. Косвенно причиной похищения стала интимная связь Соболина В. А. с сотрудницей городской прокуратуры.
…Соболина А. В. поддерживает внеслужебные контакты с замдиректора агентства Повзло Н.
Из служебной характеристики

I
Это Володя предложил.
Как-то утром, когда молчание стало невыносимым, Соболин решительно отодвинул от себя пустую чашку и сказал:
— Послушай, — Володя помедлил. — Может… Я тут подумал. Пока у нас с тобой не наладится. Может быть, стоит отправить Антошку куда-нибудь?
— Куда? — я вытерла последнюю тарелку, поставила в сушилку и повернулась к Соболину.
— Помнишь, твоя мама как-то говорила, что давно не была в Пустошках?
— Да, — я машинально достала из пачки сигарету, закурила.
— Если им с Антошкой вместе поехать? На месяц или два? — Володя поднял на меня глаза.
— Что такое «Пустошках»? — Антон стоял на пороге кухни, одна кроссовка уже обута, вторая — в руках. Он смотрел на нас — «предков» — с удивлением и любопытством.
— Пустошки, — машинально поправила я его. Хо
тя я уже давно не работала в школе, но все равно педагога из себя полностью изжить не удавалось. — Это деревня в Псковской области. Там сестра твоей бабушки живет.
— А-а-а, — Антон немного успокоился и ушлепал в прихожую.
Володя посмотрел на часы, заторопился, спросил уже из дверей кухни:
— Ты подумаешь?
— Хорошо.
Я слышала, как он что-то сказал сыну, Антошка ответил, потом хлопнула входная дверь квартиры. Ушел. Точнее — убежал. Это не изменилось: Володя, сколько я его знала, всегда торопился. На встречу, на работу, позвонить, встретить-проводить кого-то. Только домой он, похоже, не спешил никогда.
Разве только один раз, когда я уже вот-вот должна была родить, а наш одинокий и выпивающий время от времени сосед этажом выше забылся беспокойным сном и забыл выключить кран в ванной. Я пыталась дозвониться до аварийки, отчаялась и — позвонила Соболину в агентство. Он примчался домой через двадцать минут. Хотя, даже если очень торопиться, с работы до нашего дома добираться минут сорок, если не больше…
После истории с прокуроршей я уже сомневалась, что Володя захочет так быстро добраться до дома. Я вспомнила кассету с экспериментами супруга. Вспомнила, как мне было страшно за Антошку, когда его похитили…
— Мама, мы идем или нет? — сын переминался с ноги на ногу в дверях кухни.
— Минуту, — я потушила сигарету, поставила в раковину грязные чашки. — Надевай пока куртку.
— На молнии или пуговицах? — занудством Антошка был похож на отца.
— На молнии. — Я торопливо привела кухню в порядок, натянула туфли, плащ. — Пойдем?
— Ага.
Пока мы добирались до Антошкиного садика на Фонтанке, я успела обдумать предложение Соболина. Днем, когда он появился в агентстве, я отозвала его в сторону и сказала, что согласна. Мне показалось, что Володя просиял.
Вечером я позвонила родителям во Всеволожск. Мама была удивлена, минут пять говорила, что не может поехать. Мол, нужно помогать отцу на даче: после пятнадцати лет владения участком мой родители занялись-таки капитальным строительством. Я пообещала, что Володя будет приезжать на выходных. Мама еще минут пять посомневалась и согласилась.
Неделя прошла в суете и хлопотах. Соболин добыл билеты, я бегала по магазинам, покупая Антошке одежку и все самое необходимое.
Коля Повзло, замдиректора агентства, наблюдал за нашей с Соболиным суетой с иронией и легкой обидой.
Со всеми предотъездными хлопотами я смогла только раз приехать к Повзло домой. Мы встретились как тайные любовники в дешевых романах-мелодрамах: демонстративно распрощались друг с другом и коллегами в агентстве и вышли на улицу. Повзло сел в машину, а я вышла на Зодчего России и повернула к «ватрушке» — площади Ломоносова. Здесь я дождалась Повзло и села к нему в машину.
В самом начале нашего… романа мне казалось, что это лишь мимолетное увлечение и скоро все закончиться. Но в тот вечер, за ужином при свечах, поняла, что соскучилась по Коле, что мне его не хватает.
Похоже, он все это понял. Но сказать — ничего не сказал. Может, и к лучшему. Говорили мы только о чем-то легком и постороннем. О том, что не касается ни нас, ни агентства.
После ужина мы вышли на балкон — покурить. Воздух уже был по-летнему теплым. Небо, казалось, придвинулось совсем низко: еще немного, и коснешься ладонью звезд.
— Лето, — вздохнула я.
Коля коснулся моего плеча, поцеловал в висок. Я выронила сигарету и повернулась к нему.
— Скучал? — спросила я. Он не ответил, только жадно впился губами в мои губы.
…Часа через три он отвез меня домой. В машине, прежде чем выйти на улицу, я поцеловала его. Мне было немного страшно, что Соболин выглянет в окно, увидит машину Повзло и все поймет. И я хотела, чтобы он увидел машину Коли и все понял.
2
В эту хлопотно-суетливую неделю случилось еще одно маленькое происшествие. Но я не обратила на него внимания. Слишком была занята отъездом сына.
Как-то утром я обнаружила в электронной почте агентства письмо без адреса. Там вообще не было данных ни отправителя, ни получателя. Только текст, который я быстро просмотрела.
Послание было похоже на те отчеты, что заставлял писать своих подчиненных Спозаранник. Та же обстоятельность и строгая логика. И речь там шла о совсем недавнем событии: об автокатастрофе, в которой погиб некто Бритва, парень лет тридцати, который надзирал за пятью ларьками у метро «Ленинский проспект».
На это происшествие ездили Соболин и Витя Восьмеренко. На следующий день они в красках, перебивая друг друга, рассказывали подробности.
Вечером Бритва, как обычно, обошел «свои» ларьки — с последним, так сказать, дозором.
И заторопился к машине, где его уже ждала какая-то девица. По крайней мере, о ней упоминали почти все свидетели, с которыми на месте разговаривали Соболин и Володя Восьмеренко.
А через пятнадцать минут машина Бритвы угодила под колеса большого трейлера где-то в начала Таллиннского шоссе. В машине он был один, таинственная незнакомка, которую в тот вечер видели на «Ленинском проспекте», исчезла.
Я перечитала послание и решила, что в почту агентства залетел кусок из отчета кого-нибудь из расследователей. Положила файл отдельно, чтобы потом переговорить с Глебом Спозаранником.
Но забегалась и забыла.
Наверное, все было бы иначе, если б я в тот же день показала текст Спозараннику.
Неожиданно для самой себя я обнаружила, что стою на платформе Витебского вокзала. Что поезд «Санкт-Петербург — Великие Луки» постепенно набирает ход. Что мой сын — удивленный, радостный и заплаканный — смотрит на меня из окна вагона. Что сама я с трудом сдерживаю слезы: впервые с рождения Антошки мы с ним расставались так надолго.
Поезд быстро набрал ход и скрылся из виду. Я медленно повернулась и зашагала к выходу на улицу. Мне стало совсем одиноко и очень-очень грустно.
Уже на первом этаже вокзала я вспомнила, что когда-то, еще студенткой-второкурсницей, ходила в вокзальное кафе. В ту пору мы пили кофе, курили и увлеченно обсуждали, в какой бы идеальной школе хотели работать. Счастливое было время. Только закончилось оно быстро: в начале третьего курсамои подружки уже знали, что в школе работать не будут. Ну, если только нужда заставит.
Конечно, с той поры многое изменилось. Из мрачноватой забегаловки, которая единственная работала допоздна, кафе превратилось в довольно приличное заведение.
Я взяла кофе, села за дальний от входа столик и закурила.
Хотя моя начальница — Марина Борисовна — и сказала, что после вокзала я могу быть свободна, я знала, что поехать домой не смогу. Не выдержу тишины. Оставалось пойти на работу. Там, наверное, на какое-то время я смогу забыться.
3
Еще два послания.
Я обнаружила их в электронной почте агентства, как только запустила программу. Одно пришло накануне поздно вечером, второе — днем, когда я провожала маму и Антошку на Витебском вокзале. На обоих стояла ремарка: «From WA3». Ни адреса отправителя, ни адреса получателя.
Я просмотрела тексты. Короткие — ровно на одну компьютерную страницу. Говорилось в них о двух убийствах, которые произошли в городе с интервалом в двенадцать — четырнадцать часов.
От агентства на первое — на Гражданский проспект — ездила Света Завгородняя. Вечером в подъезде одного из домов застрелили бригадира по кличке Волчонок. Детали Света рассказала как-то между делом, когда забежала ко мне в комнатушку перекурить.
Волчонок оставил машину у станции метро «Гражданский проспект» и не спеша направился в сторону дома-«книжки». В руке он нес цветы и бутылку испанского вина.
Ом вошел в подъезд, вызвал лифт.
Последнее, что он сделал в жизни, — закурил сигарету.
В него выстрелили три раза: две пули попали в спину, одна — в голову. Первая пуля бросила его вперед, на двери лифта.
Волчонок выронил цветы и бутылку, медленно осел. Его кровь смешалась с разлившимся вином.
В таком виде его и нашли жильцы дома минут через тридцать.
Второе убийство случилось на следующий день утром, в районе, который курировал Соболин: в собственной машине расстреляли молодого бизнесмена, опять-таки имевшего не только фамилию, но и кличку — Малыш. Володя узнал об убийстве, когда по дороге в агентство зашел по делам к знакомому оперу. На место Соболин выехал вместе с милиционерами. Вечером, уже дома, он все не мог успокоиться и рвался рассказать, как было дело.
Около девяти Малыш, как обычно, вышел из подъезда своего дома-новостройки. Уже от дверей «снял» с машины сигнализацию, отпер дверцу, кинул на пассажирское сиденье кейс с бумагами. Снял и аккуратно свернул плащ.
Сел в машину и включил зажигание.
Он не обратил внимания на помятую «копейку», которая въехала в двор и повернула в его сторону.
Малыш захлопнул дверцу, включил радио (он всегда слушал за рулем «Мелодию»).
Его машина уже тронулась с места, когда из «копейки» начали стрелять. Автоматная очередь разнесла лобовое стекло, прошила дверцу со стороны водителя. «Жигуленок» притормозил. Оттуда выскочил парень в джинсах и спортивной куртке. Быстро подошел к Малышу и выстрелил ему в голову из пистолета. Мгновение спустя «копейка», взвизгнув тормозами, сорвалась с места и выехала со двора.
«Копейку» нашли через два часа во дворе в пяти кварталах от дома Малыша.
В странных файлах подробностей было не в пример больше, чем смогли добыть Света и Володя.
Во-первых, по данным неизвестного (я окрестила его Анонимом), несколько лет назад Волчонок и Малыш проходили по делу объединенной преступной группы. Оба полгода «парились» в «Крестах», прежде чем дело благополучно добралось до суда и не менее благополучно там развалилось. Малыш, похоже, сделал правильные выводы и постарался уйти в «легальный» бизнес, занялся автоперевозками. Волчонок тоже набрался ума и подался в одну из группировок, которая держала часть Калининского района. После выхода из «Крестов» ни тот, ни другой не были замечены в чем-либо порочащем.
Во-вторых, Аноним указал, из какого оружия стреляли в Малыша и Волчонка. Бизнесмена убили из АКМ и ТТ, а в Волчонка стреляли из автоматического «Кольта» образца 1911 года. Кто-то мне говорил, что этот пистолет до сих пор находится на вооружении в американской армии.
В-третьих, Аноним приводил список возможных исполнителей. Только клички, никаких имен. Напротив каждого имени в скобках была проставлена (с точностью до второго после запятой знака!!!) вероятность совершения убийства.
Я создала новую папку и спрятала все три файла туда.
Потом отпила уже остывший кофе и закурила.
Первый мой порыв — показать файлы Спозараннику, Соболину или Повзло — прошел как-то сам собой. Он словно таял вместе с каждой новой затяжкой.
Конечно, я знала, что мне скажут «большое спасибо». Так всегда бывало. Но, пожалуй, впервые с того дня, когда Володя привел меня в агентство, я поняла, что могу сделать что-то сама.
Сама… Это слово звучало так волшебно.
Не надо спешить, — сказала я себе, — показать файлы я всегда успею. Но мне самой было интересно, что за всем этим стоит.
Пожалуй, я могла бы сказать, что мне хочется лично вложить свой кирпичик в «общий дом».
Это была любимая фраза Андрея Обнорского:
— Мы все строим общий дом.
Поначалу мне казалось, что Обнорский вкладывает в эту фразу нерастраченный комсомольский задор. Но, проработав в агентстве примерно полгода, я поняла, что он искренне верит в эти слова, хотя от частого употребления они стали немного банальными.
Что я могу сделать? Узнать, кто отправляет файлы и — главное — кому.
То есть выяснить, что значит «from WA3».
Я сходила в приемную и взяла большой англо-русский словарь. Вариантов было всего два: W. А. — West Africa и W. А. — width average.
Ни Западная Африка, ни средняя ширина явно не годились.
Сигарета обожгла мне пальцы. Я потушила ее в пепельнице и почти сразу машинально взяла новую. Прикурила.
Расшифровать аббревиатуру «WA3» я смогу после того, как узнаю, кто и кому отправляет файлы. И, попутно, как их занесло в почту нашего агентства.
Как-то весной, где-то в конце марта, Глеб Спозаранник получил по нашей электронной почте письмо с угрозами. В этом не было ничего удивительного: время от времени в агентство приходили грозные послания. Они предназначались либо всем, либо кому-то из журналистов. Чаще — Обнорскому, реже — кому-нибудь из репортеров.
Однако на этот раз письмо пришло по электронной почте. И к тому же содержало много подробностей из личной жизни Спозаранника: время, когда жена отводит дочек в детский сад, и дорогу, которой его сын ходит в школу.
Через два дня пришло новое послание, в котором неизвестный подробно описал, как можно открыть дверь в квартиру Спозаранника.
Обнорский решил, что дело серьезное. Коля Повзло разыскал своего давнишнего приятеля-компьютерщика Пашу. Его и попросили о помощи: найти неизвестного «писателя».
Работал Паша в моей комнате. Я наблюдала за тем, как и что он делает. И кое-что запомнила. Тогда я спросила у Паши:
— Так любого человека можно найти?
— Следы есть всегда. Нужно только знать, где искать. Смотри… — Паша вывел на экран текст последнего послания. — Здесь не указан адрес отправителя. В принципе, это несложно: в программе электронной почты нужно заблокировать несколько элементов. И все-таки следы остаются.
Паша вышел на сервер нашего провайдера, вскрыл какой-то служебный элемент:
— Здесь фиксируются адреса, с которых пришли сообщения. А дальше уже нетрудно. Только сохранить терпение, чтобы «размотать» все сайты, через которые проходило сообщение, прежде чем попасть к нам.
Тот весенний аноним оказался хитрым и увертливым, но Паша все-таки его разыскал. А уж потом довольно быстро наши расследователи установили, что анонимками баловался пятнадцатилетний сосед Спозаранника по подъезду, который почему-то решил, что Глеб Егорович обижает великого писателя Обнорского. Подросток видел их вдвоем в какой-то телепередаче, где Глеб и Андрей жарко о чем-то спорили.
Теперь пришло время проверить, сумею ли я хотя бы частично повторить интеллектуальные подвиги компьютерщика Паши.
Я загадала: получится — пойду до конца, нет — расскажу все Спозараннику. Или Повзло. Или даже Обнорскому.
4
Следы двух посланий на сайте провайдера я нашла без затруднений.

Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» - Константинов Андрей Дмитриевич -> читать книгу онлайн далее


Публикация отзывов к книге Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» на нашем сайте не предусмотрен.
Полагаем, что книга Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» автора Константинов Андрей Дмитриевич придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Константинов Андрей Дмитриевич - Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле».
Возможно, что после прочтения книги Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле» вы захотите почитать и другие книги Константинов Андрей Дмитриевич. Для этого зайдите сюда, на страницу писателя Константинов Андрей Дмитриевич - может быть, там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле», то воспользуйтесь поисковой системой в Интернете.
Биографии автора Константинов Андрей Дмитриевич, написавшего книгу Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле», на данном сайте пока что нет.
Ключевые слова страницы: Агентство "Золотая Пуля" - 2 - 8. Дело о «Белой стреле»; Константинов Андрей Дмитриевич, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно

А - П

П - Я