Большая Экономическая Библиотека     Авторам и читателям    Контакты
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Константинов Андрей Дмитриевич

Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели


 

Тут выложен учебник Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели , который написал Константинов Андрей Дмитриевич.

Данная книга Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели относится к экономике и предназначена для обучения деньгам и денежным отношениям.

Книгу-учебник Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели - Константинов Андрей Дмитриевич можно читать онлайн или скачать бесплатно здесь, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с экономической книгой Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели: 126.93 KB

Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели - Константинов Андрей Дмитриевич - скачать бесплатно книгу



Агентство "Золотая Пуля" – 1
OCR & spellcheck tymond
Аннотация
«Золотая пуля» — это петербургское агентство журналистских расследований, которое возглавляет Андрей Обнорский и которое распутывает самые сложные и деликатные дела. О приключениях неугомонных сотрудников «Золотой пули» снят телесериал, который вы скоро увидите.
Андрей Константинов
Дело о прокурорше в постели
(Агентство «Золотая Пуля» — 1)
ДЕЛО О БРИЛЛИАНТОВОЙ ЗАПОНКЕ
Рассказывает Андрей Обнорский
Обнорский (Серегин) Андрей Викторович, директор и главный редактор Агентства журналистских расследований.
(Служебная характеристика отсутствует)
— Igni et ferro! Это выражение, Андрей, переводится как…
— Огнем и мечом, Бьянка.
— О-о-о-о, Андрей! Если я напишу, что русский журналист владеет еще и латынью, мои читатели…
— Я не владею латынью, синьора.
…А тебе лучше было бы прийти в длинной юбке. Я не могу смотреть на твои ноги и одновременно отвечать на вопросы о страшной, загадочной русской мафии. Это невозможно, Бьянка Мария…
— Что, Андрей?
— Я не владею латынью, Бьянка.
Бог мой, какие ноги! Ты, наверно, сумасшедшая, если приходишь брать интервью в такой короткой юбке.
Igni et ferro…
— И все-таки, Андрей, ты думаешь, что русская мафия…
Я думаю, что у тебя красивые ноги. Я думаю, что у тебя невероятно красивые ноги. Я думаю, что устал. Что — ноябрь. Что — Петербург. Что — снегопад… Igni et ferro. Русская мафия?
А, да… русская мафия… Два маленьких пацаненка на плацу Суворовского училища тараканят огромную лопату. Господи, Бьянка, лучше бы ты пришла в брюках…
Вот так вот все это начиналось.
Я, офигенная звезда российской журналистики, давал интервью для известной итальянской газеты. И открылась дверь. И Оксана сказала:
— Андрей Викторович, к вам Васнецов. Говорит, что у него дело очень срочное. И не терпит отлагательства.
— А-а… пусть заходит… Вот, кстати, Бьянка, классический представитель страшной русской мафии.
А Васька услышал конец фразы.
И распустил хвост. И наткнулся взглядом на ноги.
— Я, — сказал Васька, — страшный русский мафиози. Я внук известного русского художника. В каждом кармане у меня по пистолету, по кастету, по тактическому ядерному заряду. А как зовут барышню?
— Синьору зовут Бьянка Мария делла…
— Все! — сказал Васька. — Я сражен, Андрюха. Больше ничего не говори. Я тихонько сяду в углу и буду плакать.
Ага, будешь ты плакать… С Васькой Васнецовым я когда-то вместе занимался борьбой. Давно это было. Тысячу лет назад. Или две. Или три. Тогда я еще, разумеется, не знал, что буду директором агентства журналистских расследований, а Васька станет известным питерским криминальным авторитетом. А эта итальянская синьора с невероятными ногами…
— …О-о, это у нас строго, — говорит Васька. — Мы чуть что — гранату в зубы. И — кранты.
— Что такое кранты, Василий?
— Кранты, синьора? Кранты это…
Костюмчик у Васьки стоит не меньше полутора тысяч баксов. В вашей Италии позволить себе такие шмотки могут только очень небедные люди. Да, портки и спинжачок за полторы тыщи баксов… аи да Вася. Igni et ferro.
— Василий Петрович, ты вообще-то зачем пришел? Ты говорил, у тебя дело какое-то срочное.
А Васька уже про меня забыл. Он смотрит на эти ноги, он смотрит в эти черные итальянские глаза. И заливается соловьем. Ну какое тут, к черту, интервью? Синьора Бьянка Мария делла чего-то там еще смотрит на русского бандита Василия Петровича Васнецова с открытым ртом.
— А? Чего, Андрюха?
— Ты по какому срочному делу-то пришел?
— А, фигня… заказали тебя, понимаешь. А скажите, синьорина, чем вы заняты сегодня вечером?
Вот так. Пустяк. Фигня. Заказали меня, понимаешь. Фигня… Я тихонько выхожу из кабинета. И они — рашен бандито и итальянская журналистка — просто не замечают этого. Думаю, что уже сегодня вечером они окажутся в постели. На женщин Василий Петрович всегда оказывает неизгладимое впечатление. А я выхожу из своего кабинета и сажусь напротив своей секретарши. Страшно болит голова.
— Ксюша, — говорю я.
— Да, Андрей.
— Ксюша, — говорю я, — можно мне посмотреть в глаза твои бездонные и утонуть в них навсегда?
— Да ну тебя, Обнорский! Взрослый человек, а прямо как ребенок… Сколько лет с тобой работаю, а так и не могу понять, когда ты всерьез, а когда шутишь.
— Я, Оксана, вообще никогда не шучу. В детстве мне по ошибке удалили чувство юмора. Хотели гланды, а получилось — чувство юмора. Такая у меня, Оксана, беда…
Я еще чего-то вру, а голова раскалывается. Грипп, наверно. Пошло, глупо, банально… Грипп. Раньше это хоть называлось загадочно — инфлюэнца. Теперь — грипп. Кризис, дефолт, грипп… Из кабинета выходят итальянская синьора и Василий Петрович Васнецов. Ноги… Бог мой, какие ноги! Васька перешел на английский. Он держит Бьянку Марию делла чего-то там еще под локоток и бодро впаривает ей про то, что он приглашен на охоту к принцу Эдинбургскому, но…
— Я тебе, Андрей, потом позвоню…
— Ну-ну… привет принцу Эдинбургскому.
Итальянские ноги и костюм за полторы тысячи баксов выходят. Оксана крутит пальцем у виска. Суворовцы за окном орудуют огромной лопатой. Звонит телефон.
— Тебя, Андрей, — говорит Оксана, протягивая трубку.
Господи! Если бы я знал… но тогда я еще не знал. Не мог знать… Я механически взял трубку. И услышал незнакомый голос. Голос сказал, что мы не знакомы. И его фамилия мне ничего не скажет… но есть документы, которые могут быть мне интересны… А что за документы?
Голова у меня болела уже почти невыносимо, все документы мира, начиная от узелковой письменности майя до последних указов Ельцина, были мне до фонаря. Фанерная лопата суворовцев скребла по асфальту, как по оскальпированной голове: шир-р-р…
— А что за документы?
— Речь идет о таможенных аферах. Вам фамилия Фонарский о чем-нибудь говорит?
Стоп! Стоп, машина! Малый назад! Фамилия Фонарский мне о чем-нибудь говорит… Фанерная лопата проехала по мерзлому асфальту. Наверно, именно так делают трепанацию черепа.
Фонарский! Виктор Васильевич Фонарский. Вот его-то фамилия и решила исход дела. А одна из следующих фраз моего анонимного собеседника поставила жирную точку под резолюцией.
— Да, говорит. Вы по его поручению звоните?
— Напротив… если бы господин Фонарский узнал о моем звонке вам…
Я думаю, он бы сделал все, чтобы наш разговор не состоялся.
— Вот так? Ну что же, давайте встретимся. Где и когда?
— Лучше бы прямо сегодня, Андрей Викторович. Это возможно?
Это, разумеется, невозможно. Das ist unmoglich {Это невозможно (нем.)}. Шир-р-р-р, прокатилась лопата по плацу Суворовского училища. Это невозможно!
— Да, возможно. Если примерно через час в кафе «Северная Пальмира» — идет? Как я вас узнаю?
— Я сам вас узнаю. Я… видел вас по телевизору.
— Ну… хорошо. Значит, в двадцать ноль-ноль. В кафе.
— Спасибо, Андрей Викторович. Вы не пожалеете, документы стоящие.
Тогда я еще не знал, что пожалею.
Еще и как пожалею. Если бы я знал…
Но я не знал. Может ли это служить оправданием? Нет. Нет, это не может служить оправданием.
…На поставленный вопрос: может ли это служить оправданием, ответил: нет. Прочитайте и распишитесь…
Ну— ну… ты не знал. Огнем и мечом, сказала Бьянка.
Das ist unmoglich.
Короче, я поехал. Я съел две таблетки, которые дала мне Оксана, и поехал.
Тысячи фар светили мне в лицо. Тысячи пронзительных фар дробились в тысячах дождинок. Голова раскалывалась. Будущие великие полководцы делали трепанацию черепа огромной фанерной лопатой. Дождь сменялся снегом. Снег сменялся меленькой шуршащей крупой. Дождь мгновенно замерзал, асфальт покрывался блестящей кольчугой. Стада автомобилей катились медленно.
Самые предусмотрительные уже переобулись на шипы. Черная вода Фонтанки отражала желтые вспышки светофоров. Огнем и мечом, говоришь?
Ну— ну…
Фонарский. Виктор Васильевич Фонарский. Человек, который позвонил мне, не мог знать, что наша встреча обусловлена фамилией Фонарский.
Если бы он не сказал — Фонарский, я бы хрен согласился на встречу. Я бы спихнул это дело на Глеба Спозаранника. Или на Володьку Соболина. А сам поехал домой. И выпил бы меду.
И полстакана водки. И лег под одеяло.
Да, Фонарский… Третье лицо в Северо-Западной таможне. А по значению, возможно, и не третье. Что-то ему нужно… Дело в том, что Виктор Васильевич сам позвонил мне сегодня. Был любезен. Просил о встрече. Намекал на возможное сотрудничество. И завтра в четырнадцать ноль-ноль у нас с Виктором Васильевичем встреча… Вы что же, Виктор Васильевич, пресс-конференцию собираете?… Да помилуй Бог, Андрей Викторович, какая же пресс-конференция? Лично вам хочу сдаться.
Эксклюзив, так сказать…
Ага, эксклюзив… Эксклюзив — это хорошо.
Вот, собственно, поэтому я и согласился встретиться с анонимом. Звонок Фонарского и — спустя несколько часов — звонок человека, который что-то знает о Фонарском. Поэтому я и еду сейчас в кафе на Суворовском.
Интересно, связан ли как-то звонок Фонарского со звонком моего анонимного собеседника? Скоро узнаем.
Я паркую свою «Ниву» возле кафе.
И вхожу внутрь. Здесь тепло, здесь уютно. Негромко играет музыка. Из-за столика навстречу мне поднимается мужчина моего примерно возраста.
Легкая седина, внимательный, чуть напряженный взгляд.
— Здравствуйте. Меня зовут Алексей.
Потом мы пьем кофе, и из внутреннего кармана Алексея появляется синяя пластиковая папка с несколькими листочками бумаги.
— К сожалению, копии…
Чтобы изучить несколько листочков, мне понадобилось всего двадцать минут. Да, понятно, почему господин Фонарский «сделал бы все, чтобы наш разговор не состоялся». Эти бледные ксерокопии вполне могут стать для Виктора Васильевича пропуском в «Кресты».
— Вам это интересно, — спрашивает Алексей.
— В общем — да… но все это нуждается в проверке.
— Будете об этом писать?
— После проверки обязательно. У нас в агентстве мы как раз сейчас готовим «Коррумпированный Петербург-98».
— О-о-о-о… Когда же это будет?
— Скоро. Через два-три месяца. Максимум — четыре.
— Жаль, — говорит он тихо, видимо себе, а не мне.
— А что так?
Алексей смотрит на меня, но кажется — мимо.
— Два-три месяца, Андрей, я, скорее всего, не проживу. Фонарский и те люди, что стоят за ним, либо избавятся от меня, либо упекут на нары…
— Вы считаете, что это возможно?
— Еще как возможно, Андрей. Там ведь не дети. Они уже знают, что у меня есть эти копии. Фонарский и его помощничек, некто Семенов, уже провели контроперацию. Против меня фабрикуется дело. Семенов — страшный человек. Убийца.
— Фабрикуется? Но если ты чист…
— Андрей, ты ведь уже догадался, что я тоже сотрудник таможни. С десятилетним стажем. Какой, к чертовой матери, чист? Таможня — это такое болото…
Алексей махнул рукой, рассыпал пепел по скатерти.
— Просто… понимаете ли, Андрей Викторович, можно чуть-чуть помочь человеку с бумажной волокитой. И заработать сотню-другую баксов. А можно, как Фонарский, воровать целыми вагонами и пароходами. Так что… я, конечно, не ангел, но они-то хотят повесить на меня черта с рогами.
— Понятно, — сказал я. — Понятно. Ну а почему бы тебе не пойти в официальные органы?
— Э-э… там меня сразу возьмут в работу. Это же система. Все куплено.
— Ну… так уж сразу все. Я знаю много порядочных людей и в прокуратуре, и в ФСБ, и в РУБОПе.
— Нет, Андрей. Категорически нет.
— Будете печатать эти материалы?
— Я же сказал: будем. Но сначала необходимо провести проверку.
— А сколько времени на это потребуется?
— Трудно сказать. Я думаю: два-три дня. Возможно — неделя.
— Ну, пару дней… может, и ничего. Может, и обойдется.
— Все будет хорошо, Алексей. У нас в агентстве работают отличные специалисты. Коли вопрос стоит так остро, я ребят напрягу, сделаем быстро. Вы ведь понимаете — информация-то у вас почти годичной давности. След за это время поостыл.
— Есть и свежая. Совсем свежая. Об афере, которая только готовится. Но она не менее масштабна.
Вот как! Алексей снова лезет в пачку за очередной сигаретой, но там уже пусто, я подталкиваю ему свою пачку с верблюдом. Верблюд неспешно пересекает желтые пески скатерти.
— Спасибо.
— Ну так что же с новой аферой? Хотелось бы увидеть документы, Алексей.
— Они у меня есть. И я их передам вам, как только получу подтверждение серьезности ваших намерений.
Разумно, подумал я, молодец.
— Ну что ж, ваше право… Как мне вас найти?
— Никак, Андрей Викторович. Лучше я сам вас найду.

***
Наутро я нагрузил своих орлов новой работой. Они, конечно, взвыли…
Соболин внезапно вспомнил, что у него срочный разговор с Рио-де-Жанейро.
— А почему не с Нью-Йорком, Володя?
— Если бы у меня был разговор с Нью-Йорком, господин Обнорский, я бы и сказал: с Нью-Йорком. Но если разговор с Рио, то я и говорю — с Рио.
— Логично, — хмыкнул Скрипка и попытался впарить нам очередную свою историю про одного мужика, который хотел позвонить в Жмеринку, но по ошибке попал в Копенгаген.
— Это ты к чему? — спросил бывший опер Зудинцев.
— Да так… для общего развития.
— А-а-а, — протянул Зудинцев. Он вообще был мужик конкретный и пустой болтовни не любил.
— Все, — сказал я. — Бегом работать, хватит трепотней заниматься. А для тебя, Зудинцев, есть конкретная тема.
И я протянул ему пачку «Кэмэла» в полиэтиленовом пакете. Бывший опер взял ее двумя пальцами.
— Что за тема? — спросил он.
— На этой пачке, Зудинцев, есть отпечатки пальцев двух человек. Мои, но мне они неинтересны, и еще одного человека. А вот они вызывают огромный интерес. Можно проверить?
— Можно-то можно. Но только если он судимый.
— Этого я не знаю.
— И только если подсел у нас. А если в каком-нибудь Кривом Роге… тогда сложно.
Еще несколько минут Зудинцев читал мне лекцию по основам оперативно-розыскной деятельности. Я терпеливо слушал. Хотя все это мне было знакомо.
Потом он ушел, и я остался один.
Но ненадолго. Вернулся Скрипка и с невероятно важным видом завел свой обычный разговор о невероятном (фантастическом! — сказал он) количестве высококачественной бумаги, которую расходуют эти инвестигейторы. Слово «инвестигейторы» он выговорил с нескрываемой издевкой. И его я тоже терпеливо слушал. Хотя и это было знакомо.
А потом пришел по очень срочному делу Василий Петрович Васнецов.
— Ну, Андрюха, — начал он с порога. — Вот это женщина!
— Слушай, Вася, а как охота с принцем?
— Какая, к черту, охота с принцем! Ты мне скажи, часто к тебе такие синьоры приходят?
— Как Бьянка? Бьянка — это что! Второй сорт. Вот в понедельник придет женщина… вот это да! Высокий стиль!
— Ну-ну… рассказывай.
— Не нукай, не запряг. Приходи в понедельник, познакомлю.
В понедельник ожидался визит одной дамы из Тель-Авива. Зоя Залмановна весила не менее сотни килограмм, носила большую бородавку на носу и курила «Беломор». Любимым выражением у нее было: греб вашу маму.
— Обязательно приду. — сказал Василий Петрович с фанатичным блеском в глазах.
— Приходи, Вася, приходи, — ласково сказал я. — Слушай, а чего вчера-то прибегал?
Васнецов притушил огоньки в глазах, досадливо крякнул и сел на стул.
— Заказали тебя, Андрюха.
Хорошее начало. Люблю я такие веселые, жизнеутверждающие зачины.
Вчера Васька уже на этот счет трепался. Что-то, значит, есть…
А Васька был несколько даже смущен, что на него в принципе не похоже.
— Ну так что, Вася? Не тяни ты кота за хвост.
— Ты такого господина Мамкина знаешь?
— Еще бы… можно сказать, герой нашего совместного с Глебом расследования. Одна статья про его художества уже вышла. На той неделе даем вторую.
— Вот в них-то все и дело, — сказал Васька. — Очень сильно на тебя господин Мамкин обиделся.
— И что?
— А ничего… У меня, понимаешь ли, к господину Мамкину тоже есть свой интерес.
— Какой у тебя-то?
— Коммерческий, конечно… Нужно мне одну бумажонку в мэрии оформить. Как раз по ведомству этого Панкина.
— Мамкина, Вася.
— А хоть дедкина, хоть бабкина. Дочкина, внучкина, жучкина… Ну, вышли мы на этого козла.

Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели - Константинов Андрей Дмитриевич -> читать книгу онлайн далее


Публикация отзывов к книге Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели на нашем сайте не предусмотрен.
Полагаем, что книга Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели автора Константинов Андрей Дмитриевич придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Константинов Андрей Дмитриевич - Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели.
Возможно, что после прочтения книги Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели вы захотите почитать и другие книги Константинов Андрей Дмитриевич. Для этого зайдите сюда, на страницу писателя Константинов Андрей Дмитриевич - может быть, там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели, то воспользуйтесь поисковой системой в Интернете.
Биографии автора Константинов Андрей Дмитриевич, написавшего книгу Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели, на данном сайте пока что нет.
Ключевые слова страницы: Агентство "Золотая Пуля" - 1. Дело о прокурорше в постели; Константинов Андрей Дмитриевич, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно

А - П

П - Я