Большая Экономическая Библиотека     Авторам и читателям    Контакты
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Константинов Андрей Дмитриевич

Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте


 

Тут выложен учебник Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте , который написал Константинов Андрей Дмитриевич.

Данная книга Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте относится к экономике и предназначена для обучения деньгам и денежным отношениям.

Книгу-учебник Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте - Константинов Андрей Дмитриевич можно читать онлайн или скачать бесплатно здесь, на этой странице, без регистрации и без СМС.

Размер архива с экономической книгой Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте: 161.7 KB

Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте - Константинов Андрей Дмитриевич - скачать бесплатно книгу



Агентство "Золотая Пуля" – 11
OCR & spellcheck tymond
Аннотация
Андрею Обнорскому предлагают купить подлинники писем Л.Троцкого. Обнорский проводит экспертизу, чтобы определить их подлинность, и выясняет, что с этими письмами связано преступление, «глухарем» повисшее несколько лет назад в ФСБ…
Это лишь одна из многих увлекательных историй, рассказанных сотрудниками Агентства «Золотая пуля».
Андрей Константинов
Дело о заикающемся троцкисте
(Агентство «Золотая Пуля»)
ДЕЛО О ЗАИКАЮЩЕМСЯ ТРОЦКИСТЕ

Рассказывает Андрей Обнорский
"Обнорский Андрей Викторович (псевдоним — Серегин) — тридцать восемь лет. Директор и главный редактор Агентства «Золотая пуля». По образованию — историк-арабист, военный переводчик. Языки: арабский, иврит, английский, немецкий. Службу в рядах ВС СССР проходил в Южном Йемене и Ливии. Имеет боевые награды. Демобилизовался в 1991 году в звании капитана. В декабре 2000 года присвоено очередное воинское звание — майор. Под предлогом поздравления в связи с присвоением звания мною была проведена разведбеседа с Обнорским А. В., в ходе которой выявлены его политвзгляды и возможность возврата на службу в ВС РФ.
В целом, при лояльном отношении к власти и патриотическом — к стране, Обнорский высказал массу критических и негативных взглядов (см. прилагаемый отчет). По вопросу о продолжении военной карьеры дал понять, что эта тема не представляет для него интереса.
В оценках — взвешен. Нет никаких сомнений, что Обнорский А. В. представляет значительный интерес для нас, т. к. обладает аналитическим складом ума, большим количеством связей в правоохранительной системе и криминальных кругах, пользуется популярностью в городе. Возможность сотрудничества, однако, минимальна в силу сложности характера, некоторых взглядов (см. прилагаемый отчет) и привычке к независимости.
Не так давно нами сделано (через посредников) предложение Обнорскому А. В. о сотрудничестве под видом высокооплачиваемой работы в Москве. Ответ пока не получен".
(Дата. Подпись)
Из секретного досье
Из приемной раздался взрыв хохота. Я поднял голову от бумаг, прислушался, но смех смолк. Работнички, подумал я и опять погрузился в изучение досье на одного бойкого адвоката. Было время — этот адвокат служил в прокуратуре, но потом пришел к мысли, что защищать воров и бандитов выгоднее, чем обвинять…
Я сосредоточился на досье, но из приемной снова раздался смех. Нет, ну это совсем не дело! Зачем, интересно, господа р-расследователи на работу ходят: анекдоты травить? Я встал, распахнул дверь в приемную — там сидели и стояли Повзло, Лукошкина, Агеева и Оксана. Пятым в их компании был телевизор.
— Ну что, коллеги дорогие, — спросил я, — развлекаемся? Петросяна смотрим?
— Хуже, Андрей, — ответил Коля, — Салехарда.
— Кого?
— А ты сам посмотри… обхохочешься.
— Спасибо, — вежливо сказал я.
На канале НТВ шел повтор вчерашнего «Намедни» имени Парфенова, которым нас осчастливили вместо «Итогов» имени Компотова. На экране был зал Государственной Думы, а на трибуне гордо, как Чингачгук, стоял Михаил Салехард личность в Санкт-Петербурге весьма известная. Папа его строил дамбу… но маленько не достроил. Баллотировался на должность мэра, а потом губернатора Санкт-Петербурга… Получилось то же самое, что и с дамбой.
Салехард-младший пошел в политику.
Сейчас он вещал с трибуны:
— Разумеется, господин Яблонский имеет право на скептическую улыбку…
Хотя все его экономические прожекты, включая пресловутые «Триста суток», почили в бозе. А я говорю о совершенно реальном проекте, который способен дать казне десятки миллиардов долларов.
Известный либерал Болтуновский со своего места выкрикнул:
— Врет все. Тоже мне — «Остров сокровищ»! Негодяй — однозначно! Питерская шайка — все посты захватили. Ворье!
Спикер Уткин, озабоченный своими лично-государственными заморочками, вяло призвал либерала к порядку. Либерал сказал: воры, воры. Дамбу разворовали, слона в зоопарке голодом заморили, — и успокоился.
Салехард на трибуне дождался тишины и продолжил:
— Да, господин Болтуновский, действительно, — остров сокровищ. По самым скромным оценкам только в земле и зданиях Санкт-Петербурга скрыто металлов и камней на сумму не менее двух-трех миллиардов долларов.
— Воры! Негодяи! Каких металлов?
Каких камней — булыжников?
— Нет, господин Болтуновский. Речь идет о драгоценных металлах и камнях.
Причем в виде произведений искусства.
Именно поэтому я предлагаю всерьез отнестись к тому, что в буквальном смысле слова лежит у. нас под ногами. Я предлагаю создать постоянно действующий Комитет Государственной Думы по розыску материальных, исторических и культурных ценностей, скрытых в…
— Воры! Вам этот комитет нужен, чтобы воровать. Весь песок с дамбы финнам продали. Цемент — эстонцам, гвозди — полякам…
Спикер сказал:
— Успокойтесь, депутат Болтуновский.
А Салехард улыбнулся и произнес с достоинством:
— Если бы я захотел украсть, то сделал бы это легко. Мне, например, достоверно известно, что на территории дворца моей прабабки, Марии Феликсовны Косинской… вам, господин Болтуновский, это имя, видимо, ни о чем не говорит. Поясню, что Мария Косинская была звездой русского балета… Так вот, мне достоверно известно, что на территории дворца Косинской, на глубине около восьми метров, захоронен сундук с драгоценностями моей прабабки, которая умерла во Франции.
Я мог бы, пользуясь своими знаниями, нелегально выкопать этот клад. Тем более что я являюсь законным наследником.
Однако я хочу, чтобы драгоценности моей прабабки послужили отечеству. И самым первым делом Комитета по розыску ценностей будет именно клад Косинской, возвращенный народу.
— И прабабка ворюга! радостно закричал Болтуновский.
Салехард повернул к нему свою «аристократическую» голову:
— Я не считаю нужным вам отвечать, Болтуновский. Ваш уровень — рассуждать о многоженстве…
Ох, зря Миша это сказал! Болтуновский вскочил и решительно бросился к трибуне. Кто-то попытался его перехватить, Уткин зазвенел колокольчиком, зал радостно зашумел… Владимир Болтуновский быстро добежал до трибуны, с рыком: бабка твоя проституткой была! — ловко ударил Салехарда в нос.
Запись кончилась, на экране возник Парфенов с «ежиком» на голове и пакостной улыбкой извращенца, подглядывающего у женской бани, но мы его не слушали. Мы хохотали.
Наверное, об этом не стоило бы писать — так, хохмочка, — но именно с этой хохмочки началась та история, которую я хочу рассказать. Итак, передачка кончилась, мы посмеялись, и я вернулся в свой кабинет. И даже забыл и про Салехарда, и про Болтуновского, и про великую Косинскую. Но после обеда в кабинет ко мне заявилась Светка, томно потянулась, обнажив загорелую полоску тела, положила мне ладонь на шею и сказала:
— Есть прикольная идея — сто пудов!
— Гражданка Завгородняя, немедленно прекратите сексуальные домогательства. В Соединенных Штатах я мог бы подать на вас в суд!
— Так мы не в Штатах… А тебе что — не нравится?
— Мы на работе, Светлана Аристарховна.
Светка покачала бедрами и сказала:
— А мне кажется, что тебе… о-о!… тебе нравится. И с каждой секундой растет твоя потенция. Я имею в виду — творческая.
Я нахмурился:
— Ну что у тебя за сто пудов?
— Тема — классная. Ты слышал про заявление Салехарда в Думе?
— Про клады?
— Конкретно.
— Ты еще, Аристарховна, сказала бы: чисто конкретно… Что за идея?
— Можно сделать, Андрей, большой прикол на эту тему. Телевизионный. У меня на телевидении полно… поклонников.
— Твоего таланта? — спросил я.
— У меня много разных достоинств.
Я, кажется, вздохнул:
— Ладно, говори, что ты там придумала…

***
Теперь, задним числом, я могу сказать, что у нас было одно желание — пошутить.
Или, как говорят молодые, приколоться.
(Все чаще ловлю себя на мысли, что, хотя и обращаются ко мне иногда «молодой человек», сам себя к молодым я уже не отношу…) У нас было желание пошутить, и мы пошутили. Ух, смешная получилась шутка! УБИЙСТВЕННО-смешная… Но тогда, конечно, никто о последствиях не предполагал.
…Итак, мы пошутили. Я воткнул лопату в землю, спросил:
— Все? Получилось?
— Отлично, — сказал оператор, — лучше не бывает. Свет как у Тарковского.
— Слава Богу… А когда эфир?
— Если с ювелиром все получится нормально, то прямо сегодня и эфир. Сенсация будет!
Светка захлопала в ладоши, заверещала:
— Андрюша, да ты просто гений! Ты круче, чем Бандерас… вау!
Оператор посмотрел на меня с ненавистью. Видать, один из Светкиных поклонников. Я пошел переодеваться и сдавать «реквизит» — лопату и грязный ватник.
Вечером был эфир. Мы смотрели его вдвоем со Светланой Аристарховной в моем кабинете.
Степан Томский с экрана рассказал, как прошло празднование 299-й, предъюбилейной, годовщины города, а потом выдал:
— Сенсация. Как уже, наверное, известно многим жителям Санкт-Петербурга, на днях депутат Государственной Думы Михаил Салехард заявил, что ему достоверно известно о кладе его знаменитой прабабки, легендарной балерины Матильды Косинской. Многие отнеслись к его заявлению скептически. Но наш коллега, директор Агентства журналистских расследований «Золотая пуля» Андрей Обнорский решил проверить это заявление.
Обнорский не только провел собственное расследование, но и… Впрочем, остальное вы узнаете из репортажа Марии Траханной… извините, Марии Труханной.
На экране возник особняк Косинской в лучах утреннего солнца. Потом камера «наехала» и сразу оказалась за оградой, во дворе. В кадр впорхнула Мария Трах… извините, Труханная. И зачастила:
— Сейчас мы находимся на территории дворца выдающейся русской артистки балета, замечательного педагога Матильды Феликсовны Косинской. Косинская была ярчайшим представителем русской академической школы, ее искусству рукоплескала вся Европа. Она участвовала в изумительных «Русских балетах» Сергея Павловича Дягилева… К сожалению, после большевистского переворота Косинская покинула Россию. О судьбе и творчестве этой удивительной женщины можно говорить бесконечно долго, но сегодня к дворцу Косинской нас привела несколько иная тема.
Камера снова наехала и крупно показала меня. Я стоял в ватнике, который водитель «энтэвэшного» автобуса одолжил мне для съемок. Он в этом ватнике ремонтом своей «Газели» занимался, так что вид у ватника был подходящий… Я стоял в ватнике, курил, «устало» опирался на лопату.
— Вау! — сказала Светка. — Ты круче Бандераса.
— В каком фильме ты видела Бандераса в ватнике?
Я стоял на клумбе, за моей спиной высилась гора земли. Эту землю специально для клумбы и привезли, но зритель об этом, конечно, не подозревал. Выглядела груда земли внушительно.
— Андрей, — сунула мне в лицо микрофон Затрахан… тьфу, Труханная, — Андрей, расскажите, пожалуйста, что вы здесь делаете? Что происходит?
— Сейчас уже ничего не происходит…
Я курю и отдыхаю. Все самое интересное происходило до вашего приезда.
— Расскажите, пожалуйста, подробно, Андрей.
— Извольте… После громкого заявления господина Салехарда о кладе Косинской мы в Агентстве заинтересовались этим заявлением. Провели некоторую разработку, рассказывать о которой я сейчас не имею права. Скажу только, что нам до некоторой степени повезло и мы сразу же натолкнулись на информацию, которая косвенно подтвердила слова Михаила Салехарда.
— И? — взвизгнула Трах… тьфу! Вот прицепилась эта «траханная». Глупость какая!… А может, и не совсем глупость.
Чем— то она на Монику Левински похожа.
И микрофон она к губам как-то интересно подносит… интригующе-орально.
— И я решил на свой страх и риск эту информацию проверить с лопатой в руках.
— И?
— Я попробовал вычислить место, где теоретически может находиться клад… при условии, что он, конечно, существует.
Я поставил себя на место человека, которому нужно надежно укрыть нечто ценное в земле. Выяснилось, что таких мест не так уж и много. Точнее, три. Я взял лопату и начал копать.
— Вы работали в одиночку?
— Разумеется. Колхозом такое дело не делают. Вечером я приехал сюда и начал копать. Господин Салехард заявлял, что клад Косинской находится на глубине восьми метров. До этой глубины я не дошел. Но на семи метрах лопата уперлась в дерево…
— В дерево?!
— Да, в дерево… в крышку сундука.
Я повел головой и показал на нечто, покрытое грязным куском брезента. Камера последовала за моим взглядом… Я сдернул брезент. Под ним стоял довольно старинного вида сундук. Его одолжила нам Светкина подруга Василиса. Видела бы она, как телевизионщики мазали сундук грязью!… В общем, сундучок выглядел как надо — будто только что из земли. Йо-хохо и бочонок рому.
— Что, — спросила, «волнуясь», Траханная-Труханная, — в нем?
— Откуда же я знаю? До вашего приезда не открывал.
— Откроем?
Я почесал бороду:
— Хорошо бы, конечно, дождаться приезда властей. А то ведь затаскают потом.
— Под мою, — сказала Машка. — Под нашу ответственность, Андрей. Ведь все фиксирует камера.
Я некоторое время «колебался», потом махнул рукой:
— Была не была. Больше расстрела не дадут.
Мы «вскрыли» сундук. А внутри…
О, что было внутри! Всем Агентством собирали «сокровища». Внутри были «золотые червонцы» в «старинной» шкатулке.
Был «старинный» в «серебре» «Смит-Вессон». «Перламутровую» рукоятку украшали «рубины». Было «бриллиантовое» колье и «жемчуг» россыпью… В общем — клад.
Дураку понятно — клад!
Умному, может, и непонятно. Но не для умных же, в конце-то концов, существует ТВ.
На этом мое участие в «шоу» закончилось, а само «шоу» еще нет. Потому что на экране появился «ювелир». А как без ювелира? Общественность должна быть уверена, что ей не втюхают стекляшки вместо брюликов… Без ювелира никак!
И на экране появился «ювелир». А настоящий ювелир должен быть — что?… Правильно, евреем. Если ювелир или — Боже упаси! — зубной техник не еврей, то это уже, таки я вам говорю, не ювелир и не зубной техник… Это прямо… это прямо Иванов какой-то!
Наш «ювелир» как раз носил фамилию Иванов. Но внешность имел такую, что паспортистка, заглянув в паспорт при всеобщем обмене и увидевши там запись «русский», усмехнулась и понимающе подняла бровь. К ювелирному искусству Сергей Ильич тоже никакого отношения не имел — всю жизнь отработал инженеромтехнологом в оборонке. Потом архитекторы перестройки решили, что специалисты высочайшей квалификации должны делать кастрюли и раскладушки. Иванов с завода уволился и стал торговать на рынке поношенными шмотками.
Маша Затраханная называла Сергея Ильича Шмулем Ароновичем и совала ему в нос микрофон и «бриллианты». Иванов надувал щеки, держал в правом глазу специальную лупу и бормотал:
— Тэк-с, тэк-с… Полтора карата… тэк-с, тэк-с… два карата. А это? О-о-о!
О— о-о!
— Что? — тоненько запищала Трахнутая. — Что, Шмуль Аронович?
— Не может быть!
— Что? — в отчаянии кричала Машка.
Иванов закатил глаза и трагическим голосом заявил:
— Восемнадцать карат, или я не Шмуль Аронович Глузман!
— Ах! — воскликнула Машка так, как будто достигла оргазма.
…Вот так мы пошутили. Восемнадцать, блин, карат… И ни на полкарата меньше!

***
Первый звонок раздался, когда мы со Светланой только-только откупорили бутылку шампанского — надо же отметить наш успех. На Каннский фестиваль его, конечно, не представишь — там в жюри одни жлобы, вон, даже Сокурова забодали… Но все-таки мы сработали не худо.
Бандерас рядом со мной отдыхает, а уж про блестящую работу Иванова в роли Глузмана я ва-а-ще молчу — гигант! Гигант! Юрский!… Смоктуновский! Э-э, да что там — сам Мамонт Дальский!
Мы выпили шампанского. Телефон надрывался, и я снял трубку: алло!…
А звонила, оказывается, коллега — журналистка из одного весьма уважаемого издания. Толковая, между прочим, тетка.
Имеет два высших образования, знает шесть языков.
— Андрюхин, — сказала толковая, — я тебя поздравляю.
— Спасибо, — ответил я. — А с чем?
— С кладом. Разумеется, с кладом.
Андрюхин, дай эксклюзивчик.
Я опешил. Я спросил: ты, родная, что — серьезно? А она сказала: какие шутки?

Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте - Константинов Андрей Дмитриевич -> читать книгу онлайн далее


Публикация отзывов к книге Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте на нашем сайте не предусмотрен.
Полагаем, что книга Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте автора Константинов Андрей Дмитриевич придется вам по вкусу!
Если так окажется, то можете рекомендовать книгу Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте своим друзьям, установив ссылку на данную страницу с произведением Константинов Андрей Дмитриевич - Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте.
Возможно, что после прочтения книги Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте вы захотите почитать и другие книги Константинов Андрей Дмитриевич. Для этого зайдите сюда, на страницу писателя Константинов Андрей Дмитриевич - может быть, там есть еще книги, которые вас заинтересуют.
Если вы хотите узнать больше о книге Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте, то воспользуйтесь поисковой системой в Интернете.
Биографии автора Константинов Андрей Дмитриевич, написавшего книгу Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте, на данном сайте пока что нет.
Ключевые слова страницы: Агентство "Золотая Пуля" - 11. Дело о заикающемся троцкисте; Константинов Андрей Дмитриевич, скачать, читать, книга, произведение, электронная, онлайн и бесплатно

А - П

П - Я